Ивама Син Син Айки Сюрэнкай

«Стоит устам захотеть рассказать — и речь
погибает. Стоит разуму захотеть понять
свой исток — и мысль умирает.»

Чаньские изречения

Новости

Набор в группы

Фотографии семинара Стефани Яп

Все новости


Контакты:

Tel.:+7 909 58 20 555

Наш клуб на карте

Записаться в группу

Мы на Facebook

Мы Вконтакте


Закрытая Тропа

Ивама Айки-Дзиндзя Тай Сай Фестиваль 2004 года

Я думаю, совсем не случайно выход этой статьи по времени совпал с ежегодным фестивалем Айки Дзиндзя Тай Сай. Некоторые наблюдения и соображения из увиденного я отразил в этой статье. Может быть кто-то почувствует горечь в данном освещении событий, но я сам рассматриваю тот опыт, который я получил в Японии, как пример проявления истинного японского духа. Я начну мой рассказ именно с этого.

В моем офисе есть полка, которая буквально забита черновиками, в которых записаны идеи будущих статей. Если я обнаруживаю нечто экстраординарное или даже абсолютно простое событие, я записываю его, и оно ждёт “своего времени”. Приведённые здесь истории как раз взяты с той самой полки.

Я живу в Соединенных Штатах более 30 лет. Для японцев, таких как я, которые жили долгое время вне Японии, многие события, которые они видят, когда возвращаются домой, являются шоком. С другой стороны, для тех, кто живёт в Японии, это само собой разумеющиеся нормы и соблюдения обычаев. Я думаю, что те японцы, которые прочитают эту статью, могли бы понять важность того опыта, который я получил, посещая Гору Коя, Айки Дзиндзя Тай Сай и мемориальную церемонию, проведённую Хитохиро Сэнсэем в честь своего отца. Для меня это были ценные жизненные уроки, и я хотел бы ими поделиться с вами.

Есть выражение: “если вы откроете ваше сердце и будете полностью мысленно и бессознательно следовать, то ваши действия будут проявляться естественно". Действия являются проявлением вашей веры, и требуется сильный дух для того, чтобы наши действия соответствовали намеченным целям. Вера в то, что вы делаете, это важнейшая часть вашей жизни. Ждать, пока вас поддержит и подбодрит кто-то другой, бессмысленно, если вы сами не мотивируете себя. Необходимо слышать своё собственное сердце и идти своей дорогой, и тогда, вы обретёте сильный юки или дух. Если только и делать, что слушать тех, кто стремится повернуть вас с вашего пути, то можете оказаться в ловушке. Те, кто отзывается отрицательно о пути, выбранном другими, обычно делают так для того, чтобы оправдать свои собственные неудачные действия на данном поприще. Есть величие в каждом из нас, это зов следовать за собственным сердцем и не особо полагаться на мнение других.

Есть некоторые исторические события, которые известны, как общепринятая истина для японских читателей, но так как эта статья переведена на другие языки, я включил факты, которые могли бы быть важны для читателей из других стран.

Истории горы Коя

Высоко на вершине горы Коя более чем 1 200 лет назад был построен храм Сингон-сю Сохонзан Конго Бадзи. Центром этого обширного комплекса храмов является Храм Конго Будзи, который является главным храмом Сингон Буддизма. Гора Коя возвышается над побережьем Тихого океана, недалеко от города Танабэ, места рождения Основателя Айкидо, Морихэя Уэсиба. Храм, который предоставляет участок земли для похорон жителей города Танабэ, принадлежит Секте Сингон. Каждый раз, когда я имею свободное время при очередном посещении Японии, я обязательно стараюсь посетить гору Коя, так как это очень особенное место. Во время последней поездки в Ивама для того, чтобы посетить Тай Сай и мемориальную церемонию в память о Морихиро Сайто Сихане, у меня было свободное время, так что я снова имел возможность совершить поездку на гору Коя.

По достижению г. Коя, мы остановились в Храме Конго Бадзи для того, чтобы помолиться. После этого визита мы вышли через врата этого массивного храма и стали спускаться вниз по переполненным людьми улицам. Я уже прошел приблизительно 200 метров, когда услышал, что кто-то выкрикивает моё имя. Сначала слабо, потом громче я услышал, как кто-то звал меня: "Хомма-Сан, Хомма-Сан". Я осмотрелся и с удивлением указал на себя пальцем: "Меня? Я - г. Хомма!"

Как редкий посетитель этого священного места, живущий далеко в Соединенных Штатах, я думал, что, если кто-то знает мое имя здесь, то он может быть только дьяволом! Я стал размышлять, быть может я что-то забыл в храме? Или забыл заплатить за вход? Может быть не сделал пожертвование? Ответ не заставил себя ждать. Наконец, ко мне подбежал человек моего возраста, одетый в самуи (кэико-ги с эмблемой храма), очевидно, он очень устал от бега. Когда он, наконец, догнал меня, я узнал в нем того священника, которого я встретил в храме. Он увидел в моей руке тщательно свернутый свиток с эмблемой храма. На этой картинке был нарисован священник в размышлении, это была эмблема компании для Храма Сингон Конго Будзи. Лозунг на эмблеме гласил "Тайотэ Бакаридзя Дамэ!", что можно перевести, как: "Не взывайте к богам с просьбой дать вам ответ, вы должны найти ответ в вас самих!".

Есть много эмблем г. Коя, но мне очень понравилась эта, так как это часть философии Ниппон-кана. После того, как я завершил мое посещение храма, я зашел офис администрации храма и спросил священника (работающего как регистратор) есть ли место, где я могу приобрести эту специфическую эмблему. Молодой священник извинился и пошел, чтобы спросить своего начальника. Он вернулся с большой улыбкой на лице и сообщил мне, что если я могу немного подождать, то он принесёт её для меня. Священик стал тщательно готовить упаковочную бумагу, чтобы защитить эмблему при транспортировке. После того, как эмблема была упакована, он обернул её защитной бумагой и поместил в картонную тубу. После всей этой сложной подготовки, священник вручил её мне.

Именно этот священник теперь стоял передо мной на переполненных улицах, потея немного после пробежки в попытке догнать меня. Его звали г-н. Каяно и он вспомнил мое имя по визитной карточке, которую я дал ему в храме.

"Я так рад, что догнал Вас!" - сказал он, улыбаясь, - " Я хотел бы дать Вам это”. И он протянул мне пять наборов онендзю (буддистские четки). Это были очень специфичные онендзю, так как они были вырезаны из священного 930-летнего дерева, найденного глубоко в горах Коя. Я был весьма удивлен, что он дал мне эти подарки, ещё более я был удивлен тем фактом, что он нашел меня на переполненных улицах. Выходя из ворот храма Конго Будзи, есть перекрёсток улиц, и я мог пойти любым из трех возможных направлений. И все же, спустя десять минут, он нашел меня. Он продолжал говорить мне, что он был очень счастлив, что я заинтересовался их эмблемой, и что я хочу разделить это с моими дэси в Соединенных Штатах. Это произвело на меня большое впечатление, ведь он сам взял на себя такую инициативу найти меня, и это было показателем его отношения и веры в свою работу. Он показал мне искреннюю цель, и это оказало очень сильное впечатление на меня, стоящего с ним по середине кричащих улиц г. Коя.

В храме Конго Будзи когда вы вносите плату за вход, получаете купон, который дает вам право на приветственный чай(чайную церемонию) и печенье. Чай подаётся в комнату, покрытую большим татами, с видом на прекрасный старый сад. Это простой жест, но это то немногое, что отличает эти храмы от известных храмов Киото или Нары.

Каждому входящему вручают купон. И не имеет значения возраст посетителя, страна, из которой он прибыл или его уровень понимания религии; каждого здесь принимают с искреннем сердцем, оставляя у каждого хорошие воспоминания. Я сделал вывод, что это был простой обычай и знаки внимания к посетителям, которые прибывают на г. Коя в течение 1200 лет. И не только красота гор и дух ветра прибавляет величие этому месту, люди – это часть замечательного духа обитающего здесь!

Два года назад я посетил г. Коя во время сезона дождей, в июне месяце. Здесь не было многолюдно, и канатная дорога переправляла максимум два пассажира в день. Когда наш вагончик достиг станции наверху горы, там не было никого кроме владельца станции и одинокого хозяина маленькой закусочной. Но здесь обитало множество собак. Выходя из помещения станции, мы увидели, как женщина, видимо жена управляющего закусочной, зашла за закусочную и стала бросать камни в направлении собак, а так же прогонять их со станции метлой. Но это не имело никакого эффекта, так как собаки возвращались, спустя минуту. Думая о своей собаке в Соединенных Штатах, я чувствовал жалость к этим собакам, которых прогоняли со станции. Размышляя об этом, я подошел к женщине и сказал, "Разве вы не знаете, что белая собака - священный символ на горе Коя?" Я сказал ей это несколько резким тоном.

"Да, это верно ", - она ответила, - " …но я волнуюсь, что, если эти собаки не вернуться в горы, они будут пойманы ловцом собак". С этими словами она повернулась к собакам и сказала искренне: "Кушайте и возвращайтесь скорее домой!” После этого она обратилась ко мне: "Да, эта гора – священное место для собак, но, к сожалению, это заставляет некоторых людей думать, что они могут приносить своих собак сюда и оставлять их. Сейчас здесь слишком много собак, но это - место для посетителей, и собакам здесь находиться не безопасно. Я всегда говорю им избегать станции, но они не слушают меня, и я вынуждена прогонять их". Когда я размышлял над её словами, то понял, что поспешил осудить её действия.

Во время той поездки, после посещения горы Коя, мы добирались на одном из местных автобусов к горячим источникам Рюдзин. Схема оплаты местных автобусных маршрутов была немного несовершенна, и мы были не совсем уверены, сколько денег мы должны заплатить за проезд. Я спросил водителя, сколько денег мы были должны и не дождавшись ответа бросил оплату за проезд в кассу. После того, как автобус уехал, мы разместились в гостинице “Хот-Спрингс” и приняли горячую ванну, которая предшествовала традиционному стилизованному обеду на татами в нашей комнате. Когда мы приступили к еде, услышали тихий стук в дверь, открыв, я увидел дежурного гостиницы. Он вежливо спросил, случайно не мы прибыли в гостиницу на местном автобусе. Когда мы ответили, что мы, он сказал, что водитель автобуса ожидает нас в холле. Моя реакция была нормальной, я подумал, что забыл что-нибудь в автобусе! Или же забыл заплатить ему за проезд? После недолгих размышлений о том, что ничего подобного не может быть, я спустился в холл, чтобы встретиться с водителем. Водитель автобуса, которому мы пару часов назад сказали прощайте, стоял у входа и держал свою шляпу в руках. Он сказал следующее: "В автобусе Вы спросили у меня сколько стоит проезд. Когда я доехал до конца маршрута, я понял, что я запросил чрезмерно большую плату, на тридцать иен больше, чем положено. Итого, за два билета сумма составила в общей сложности шестьдесят иен. (Тридцать иен - в эквиваленте США равны примерно тридцати центам, это мелочь фактически). Я очень сожалею" – сказал он. С этим он низко поклонился и протянул мне руку, в которой были те шестьдесят иен. Я стоял в недоумении, так как понял, что этот человек вернулся на своём собственном автомобиле обратно, в течение более, чем двух часов начальной станции до конечной, чтобы вернуть мне эти шестьдесят иен. Я поблагодарил его, но прежде, чем я мог узнать его имя, он ушел.

Гора Коя заселена людьми. Здесь находятся дома многих поколений местных жителей. И города, и деревни имеют отделения пожарной охраны, полицейские участки, больницы и школы, как и во всех обычных городах Японии. Это - не сверхествественное место, повседневный образ жизни местных жителей весьма обычен. И всё же, как турист, я могу ощутить специфический дух, который наполняет сердца этих людей и витает в ветрах горы Коя. Это - место, где народные вера и обряды не осуществляются только по определённым дням, освещённые ладаном и выполняемые перед деревянными изображениями. Эти люди несут их веру в своих сердцах, и они живут так каждый день. Этот опыт увлажняет мои глаза, когда я вспоминаю, как стоял с водителем автобуса в холе с шестьюдесятью иенами в руке.

Недавно чиновники с горы Коя запросили присвоить этому месту статус места мирового Культурного Наследия, чтобы сохранить его исторические здания и реликвии. Сегодня в Японии люди становятся более сознательными, понимая, как необходимо защищать те части Японии, которые иллюстрируют ее истинный дух. Я для себя непосредственно обнаружил, что этот дух не только жив в местах с богатым историческим прошлым горы Коя, но в сердцах людей, проживающих в этом месте.

А теперь вернёмся к главной теме этой статьи!

Истории фестиваля Ивама Айкидзиндзя Тай Сай и мемориальная церемония в память Сихана Морихиро Сайто

В феврале 2004 года я имел возможность посетить церемонию основания новой организации Хитохиро Сайто Сэнсэя - Ивама Синсин Айки Сюрэн Кай - Танрэн Кан.

И вот, спустя три месяца, я оказался в Ивама снова. Эта статья - фактически вторая часть моей недавней статьи: "Новый Лидер в Ивама". На сей раз я сосредоточил своё внимание на продолжении наследия Сайто Сэнсэя. Одна из задач второй статьи состоит в том, чтобы продолжить тему первой статьи для того, чтобы те Айкидока стиля Ивама во всем мире, которые, возможно, не знают о независимости Хитохиро Сэнсэя, узнали об этом.

Много десятилетий назад в городе Ивама, ныне покойного Морихиро Сайто Сихана, местные жители называли: "Ивамовский Мо-чан". Его называли " Мо-чан", сравнивая с Наполеоном в походах, Наполеон мог поспать где-то около трех часов на своей лошади и снова был готов к сражению. Мо-чан мог спать примерно полчаса и снова был готов "к сражению"! Его сын Хитохиро Сэнсэй также очень похож на своего отца.

Я застал Хитохиро Сэнсэя днем ранее, перед мемориальной годовщиной в честь его отца, стоящим в середине строительной площадки, на которой работала его семья, отстраивая дом. Он стоял посреди массивной реконструкции, и громко отдавал приказы, снимая мерки и наблюдая за работой плотника. Одновременно он встречался с помощниками из додзё и членами семьи, организовывая церемонию, которая должна была начаться на следующий день. Так или иначе, во всей этой суматохе, он нашел время для того, что напоить нас чаем и побеседовать, расспрашивая о нашей поездке по Соединенным Штатам. Он был остроумен в высказываниях, мудр и в то же самое время сердечен, располагая к общению. Я был впечатлен этой встречей, и видел в нем многое от его отца, когда мы сидели и пили чай.

26-ого апреля состоялась частная мемориальная церемония в честь Морихиро Сайто Сихана в новом Танрэн-кан додзё Хитохиро Сэнсэя для членов семьи и нескольких приглашенных друзей. После церемонии гости и семья собрались на ужин. Хитохиро Сэнсэй поставил стакан сёчу(дистиллированного ликера, сделанного из картофеля или зерна) перед фотографией своего отца и поднял стакан с тостом: "Отец, я знаю Вы любили сёчу, вот один - для Вас!" С этим он поощрял своих гостей есть и выпивать, так же проявляя беспокойство о подушках для них, чтобы на них сидеть, и о том, не слишком ли холодно из-за открытых окон. Он постоянно держал в поле своего внимания свою мать, чтобы удостовериться, что ей было удобно.

Когда я наблюдал за его действиями, я подумал о том, что всего несколько месяцев назад Хитохиро Сэнсэй удивил мир Айкидо своей независимостью. Беспокойство и волнение, связанные с этим событием, ничуть не проявлялись в его движениях, он не показал ни на миг, как сложно ему сейчас приходилось. Так как он выполняет теперь роль хозяина дома, вспоминая его отца, хочу отметить, что это достойный глава семьи Сайто.

На следующее утро, в 6:30, настало время для Азагэйко (утренней практики). К Утидэси из многих стран присоединились каёй-дэси (ученики, которые живут вне додзё, иногда их неправильно называют сотодэси) за приблизительно тридцать минут до практики, все находились внутри додзё, чтобы подготовиться к практике. Когда додзё был полностью убран, все сели на татами, ожидая Хитохиро Сэнсэя, чтобы начать практику в 6:30, тишина!

После практики я вспомнил, что хотел поехать в Найкко (мемориальный парк в честь известного Сёгуна 17-ого столетия, Токугава Иэясу), чтобы увидеть новые краски весны. Хитохиро Сэнсэй, не колеблясь, указал на свою машину и сказал, что он доставит нас до Найкко быстрее, чем кто - либо другой. Найкко, между прочим, почти в двух с половиной часах езды в один конец! Я был польщен и тронут тем, что он провёл фактически половину дня с нами.

Рано утром, 29-ого апреля, началась регистрация для участия в событиях ежегодного фестиваля Ивама Айки Дзиндзя Тай Сай. В дом семьи Сайто, через улицу от Айки-Святыни, заходили много людей, чтобы отплатить дань уважения. Было много посетителей и гостей, и Хитохиро Сэнсэй неизменно отвечал на все приветствия. Иногда он приветственно махал рукой в ответ, иногда вставал для того, чтобы пожать руку с глубоким поклоном. Это, конечно, зависело от того, были ли это собственные дэси, дэси его отца, знакомые или спонсоры, соседи или друзья. Я был удивлен тем, сколько посетителей заходило в тот день.

Когда пришло время, Хитохиро Сэнсэй организовал своих дэси для того, чтобы пойти на регистрацию Тай Сай. "Если мы опоздаем", - он прокомментировал в шутку, "мы пропустим угощения на завтрак!" По пути он остановился, чтобы обменяться рукопожатием в приветствии с важными гостями. Перед домом Досю (прежний дом Основателя Морихэя Уэсибы) его дэси выстроились с Хитохиро Сэнсэем впереди. Отомо при исполнении служебных обязанностей Досю был немного поражен всем происходящим, и пошел внутрь дома для того, чтобы сообщить Досю о присутствии Хитохиро Сайто. Через некоторое время Досю открыл Седзи (раздвижные двери) и выступил вперед, чтобы приветствовать пришедших. Хитохиро Сэнсэй сказал формальные слова: "Хондзицу-ва Омэдэто Годзэимасу, " - смесь соответствующей церемонии шутки и глубокого поклона. Досю сел в сэйза перед ним и с большой улыбкой вернул поклон. Это была красивая сцена для тех, кто её видел. Я думаю, что действия Досю были замечательны, и действия весьма мощного Хитохиро Сайто были чисты, свежи и уверенные. Это был момент, когда казалось, что все слои имён, положений и политики были стёрты, и два мужчины, которые играли вместе, когда были детьми, сейчас приветствовали друг друга искренне. Это был очень естественный и сердечный момент. Я вдруг вспомнил слова, сказанные как-то Хитохиро Сэнсэем: " Я никогда не забуду то, что семья Сайто получила от семьи Уэсиба. ". И сегодня я увидел подтверждение этих слов.

У кого-то может возникнет вопрос: почему же тогда Хитохиро Сэнсэй расстался с Айкикай? Я думаю, что ответ на этот вопрос более прост, чем кажется. Я думаю, что дух поиска истинной практики для того, чтобы глубже понять искусство Айкидо, лежит в основе решения Хитохиро Сэнсэя. Я полагаю, что его дух чист, и для того, чтобы продолжить свой собственный поиск пути, он чувствует, что должен оставить позади не только наследие своего отца, но и проблемы, которые остались с того времени. Я не полагаю, что Хитохиро Сэнсэй имеет отрицательные эмоции по отношению к Досю. Я полагаю, что его помыслы чисты, и доказательство этому - его действия. Только с таким сердцем мог он стоять перед Досю, с искренней улыбкой на устах на этом Фестивале Ивама Тай Сай.

После выражения дани уважения по отношению к Досю Хитохиро Сэнсэй и его дэси вошли в додзё, чтобы сделать поклон святыне перед тем, как вернуться в семейный дом Сайто через улицу. По его возвращению все раздвижные двери были открыты так, чтобы дом был доступен для улицы и проходящих мимо людей. Домашнее празднование началось с банкета, на котором угощали красным сасими и другими сезонными угощениями. Столы вскоре заполнились гостями, которые участвовали в сердечном празднестве.

После того, как у всех поднялось настроение, кто - то сказал "Хитохиро-сан, у Вас не найдётся чего-нибудь выпить!" Все замерли в глубокой паузе и обратили взор на хозяина. Это было верно, Хитохиро Сэнсэй снял с полки большую бутылку виноградного сока, из которой пил сам. Любой, кто знает Хитохиро Сэнсэя, мог предположить, что это могло быть причиной для беспокойства, так как возможно он плохо себя чувствовал. Это могло быть большой проблемой! Хитохиро Сэнсэй со скромным выражением на лице сказал: "Если я буду пить теперь, я не смогу выполнять свои обязанности и обязанности хозяина на должном уровне, так что пока я довольствуюсь виноградным соком. Но пожалуйста всех Вас прошу выпивать, не обращая на меня внимание! Не волнуйтесь обо мне!" И даже группу молодых дэси, допущенных к участию в застолье за дальними столами, он поощрял есть много. Однако, он предостерег их от того, чтобы выпивать много, только если они хотели. "Это - ваш выбор", - сказал он.

Хитохиро Сэнсэй вернулся исполнять обязанности хозяина, в то же время, замечая всех, кто проходил мимо дома по улице. Если кто-то поднимал руку в приветствии, он тут же отвечал на приветствие. Если посетители заходили в дом, он приветствовал их и усаживал за стол. Наконец, мест за столом стало не хватать, и он пошел на строительную площадку и позаимствовал доску для того, чтобы установить кустарный стол на ящиках из под пива. Когда же посетители продолжали прибывать, он проинструктировал своих младших дэси принести подносы для того, чтобы предложить людям угощения, когда они заходили. Я восхищен действиями Хитохиро Сэнсэя. В тот день он был истинно гостеприимным хозяином дома, и его положительные эмоции излучались на протяжении всего дня.

В феврале этого года, на церемонии открытия додзё Хитохиро Сэнсэй сказал мне как-то: "Это планировал сделать мой отец, он желал стать независимым, но он умер и оставил это мне". Сегодня, когда празднование Тай Сая продолжалось, я сказал ему: "Как сын вашего отца, Вы похожи на знаменитость. И даже, если Вы чихнете, люди заметят это. Не обращайте внимание на мнение толпы, особенно тех, кто волнуется больше о своём собственном положении и политике, желая самому стать независимым. Ваш жизненный путь сейчас напоминает двусторонний меч. Одна сторона лезвия - это те, кто понимает тяжесть и смелость вашего решения, другая сторона - отражает мнения тех, кто думает, что ваш выход это решение сугубо эгоистичное, основанное на суждениях!" Хитохиро Сэнсэй кивнул, согласившись с этим, и встал с улыбкой. Я полагаю, что он, действительно, понимает это; я также думаю, что он продолжит выполнять взятые на себя обязательства быть свободным воином-творцом. Его будущее теперь имеет неограниченные возможности.

Всего несколько лет тому назад, перед болезнью Сайто Сихана, было более, чем тридцать утидэси в Ивама додзё в любое время года. Комнаты были столь переполнены, что не было возможности пройти между спящими на циновках ночью. Большинство утидэси были иностранцами. Обучение в качестве утидэси не было дешевым, и другие расходы на проживание в Японии были также дорогим удовольствием.

Но они все еще приезжали, хотя и испытывали здесь бытовые неудобства, практиковали усердно, много работали и внимательно слушали объяснения на непонятном языке, выслушивая бесконечные замечания Сайто Сихана, он имел обыкновение говорить: "Дамэ!" (что означает “неверно или плохо”). Я думаю, что хотя это не было легким обучением, эти люди узнали здесь от Сихана Сайто нечто большее, чем техники. Они узнали что-то особенное, благодаря его теплому человеческому отношению и обаянию души.

Они узнали нечто, что позволило им стать лидерами и известными преподавателями в их собственных странах по возвращении.

Мы должны помнить, где находиться сердце Ивама Айкидо, и что сделало его известным во всем мире. Если мы не будем признавать важность опыта в Ивама и качество этого обучения, то нам будет очень трудно сохранить это наследие в будущем. Если мы не будем признавать и уважать достижения Морихиро Сайто Сихана, то мы никогда не будем в состоянии понять это наследие. Если вы попробуете проигнорировать или вычеркнуть этот фрагмент из своей жизни, это изменит путь и традицию передачи Ивама айкидо для будущих поколений Айкидзинов. После смерти Основателя прошло довольно длительное время, но невозможно вычеркнуть роль Морихиро Сайто Сихана из истории Ивама и истории Айкидо.

Одна из самых известных публикаций в онлайн-сети мира Айкидо сегодня – Айки-ньюз (японская часть Айкидо Журнала). В течение многих десятилетий издательство Айки-ньюз было вовлечено в документирование и публикацию деталей обучения и жизни Сайто Сихана, и в течение многих десятилетий представители Айки-ньюз присутствовали на фестивале Ивама Тай Сай.

На фестивале Тай Сай этого года не было лотка, предлагающего продукцию Айки-ньюз, они не были приглашены. По моему мнению, это - серьезная ошибка. Причина того, что их не пригласили, я уверен, в том, что они были главными дистрибьютерами материалов, касающихся семьи Сайто. Также это не в лучшем свете показывает будущее Ибараги Сибу Додзё – филиала Айкикай Фоундейшн в Ивама, отстраняя организацию, которая имеет такое сильное влияние в современном сообществе Айкидо по всему миру. Помоему, также странно появление на этом фестивале Тай Сай лотков, с которых продавали офада (деревянные дощечки с молитвой) или какедзику (свитки святыни) и другие гузо (идолообразные изображения). И все, же лоток, предлагающий издания о человеке, который прожил всю свою жизнью в Ивама и придал этому месту особый статус, прославив его на весь мир, был исключен. Я думаю, что я был не единственным человеком, который заметил это, размышляя так в течение фестиваля Тай Сай. Решение исключить Айки-ньюз, было очень недальновидным решением, основанным на эмоциях, а не на общем представлении будущего Айкидо в Ивама. Наверняка, это не распоряжение Айкикай Хомбу в Токио. Вероятно, это было решение одного из местного жителей, принятое на основе личных амбиций.

Анализируя историю человеческих отношений, можно заметить, что было множество попыток ревизии исторических фактов, укрывающих правду о происходящем. Но так же можно проследить, что те, кто переписали свою собственную историю жизни, игнорируя определенных людей или события и влияние их на свою судьбу, в результате пришли к моральному упадку, уйдя в забвение. Полуправда приведёт к неустойчивости организации и не станет фундаментом благополучного будущего. Любой человек, увековечивающий ревизионизм, наносит непоправимый ущерб своей организации, время доказывает это. Всегда в истории плохие советники приводили к краху страны и тех лидеров, которые слепо верили в них, это - урок, который мы должны усвоить.

Покойный Морихиро Сайто Сихан имел особый талант не только как преподаватель Айкидо, но и как примиритель людей, находящихся под его руководством. Никакой другой преподаватель в истории Айкидо не имел такого большого количества личных учеников высокого уровня. Не только в Японии, но и во всем мире он наставлял с особой лояльностью, строгостью и уважением, которые невозможно забыть. Видео, книги и другие публикации, изданные о его жизни и практике, были распространены по всему миру более широко, чем у кого-либо из практиков Айкидо. Если место Сайто Сихана в истории Айкидо будет проигнорировано, как сможет Ибараги Сибу Додзё в Ивама продолжить передачу наследия в будущем?

Будучи гостем Фестиваля Тай Сай, я заметил внешние изменения, которые походили на попытку сокрытия фактов. Тропа от Додзё к дому семьи Сайто была заблокирована, установлен новый современный туалет, крыша и стены восстановлены, появился новый настил перед входом в додзё, сорокалетние деревья азалии в саду пересажены в другое место или спилены. Имена новых чиновников и руководителей додзё сообщались повсюду и были объявлены неоднократно по спикерам.

Для меня все эти изменения казались не реальными. Ивама мной всегда воспринималась, как некая сказочная страна или мечта. Со всеми этими изменениями в стиле и организации, как они будут продолжать практику боккэн и дзё в Ивама додзё? В течение многих десятилетий любые отношения между Айкидо и практикой оружия не были приняты и даже категорически отрицались в Айкикай. Теперь Айкикай одобряет практику оружия? Или эта традиция будет упразднена в Ивама также?

При покойном Сайто Сихане Ивама стала известным местом во всем мире. На ком теперь ответственность вернуть всё к жизни? Установить новую иерархию и потерять прежние связи со СМИ такого масштаба, как Айки-ньюз - это разрушительное начало.

Один преподаватель в этой новой иерархии провел много времени, преподавая вне Японии. Как известно, он начинал свои семинары, сообщая: "Если вы находите, что мои техники несовершенны, не вините в этом меня, это - не моя ошибка, но ошибка Основателя". Он никогда не сказал бы этого, преподавая в Японии, конечно, но вне страны - это была часть его вступительной речи.

Покойный Морихиро Сайто Сихан начинал свои семинары, говоря, "Если вы находите, что мои техники неправильны, то прошу прощения у Основателя. Я старался искренне учиться и понять техники Основателя тем же путем, как он преподавал их, что бы передавать их вам правильно". Именно это уважение внес он в практику Айкидо.

Обе эти речи были зафиксированы на видео, которые затем были распространены по всему миру. Я думаю, что один из этих преподавателей не понимает, что его слова были запечатлены для всего мира, и все это видели.

Мир сегодня становится меньше, чем он казался даже пятьдесят лет назад. Информация теперь обегает вокруг земного шара в считанные секунды. В Японии дэси сильно привязаны к организациям и сохраняют эту привязанность. В странах вне Японии однако, дэси более свободны в отношении на этот счёт; они обсуждают, обмениваются информацией и решают для себя, что правильно, а что - нет. Я уверен, что будущее Ивама будет тщательно отслеживаться во всех уголках мира.

Рано утром, в день Фестиваля Тай Сай, несколько молодых дэси стояли на расстоянии и задумчиво смотрели на Ивама додзё. "Здесь всё действительно изменилось, все не так, как было когда-то", - сказал один из них. "Теперь остались только воспоминания," - сказал другой в то время как третий, просто стоял и смотрел задумчиво. Так как это был день фестиваля, я пробовал ободрить их шуткой. "Давным-давно на Аляске", - начал я, - "российские солдаты пересекли границу и вошли в город, вне их юрисдикции. После того, как они расположились в городе, все здания были ими выкрашены красной краской. Губернатор Аляски проснулся на следующее утро, и связался с президентом в Вашингтоне, спрашивая: "Что делать г. Президент?" Президент ответил: " Как только красная краска высохнет, напишите по верх неё белой “Кока-кола!".

Эта шутка была встречена весело, но молодые утидэси все еще выглядели угнетенными. "Я могу понять, как вы себя чувствуете", - сказал я. "Вы провели большую часть вашего времени и энергии здесь. Измените ваше отношение к этому немного, и Вы также сможете найти белую краску! Верьте в себя и в ваш собственный путь, сохраните это в своей практике. Воинские Искусства создают люди, и не как иначе".

Ивама Утидэси и их последователи имели отношение с Ивама по всему миру, и я хочу, чтобы вы знали, что Хитохиро Дзюку-тё смотрит в своё будущее с большим оптимизмом. Он не уклоняется от вызова времени, а преодолевает его с верой и положительной энергией. Тропа между домом семьи Сайто и старым Ивама додзё может быть закрыта теперь, но глубоко в сердце Хитохиро Сэнсэя, осталась открытой часть тропы. И я думаю, что никто не сможет закрыть эту тропу, которая живет глубоко в его душе.

Гаку Хомма
Ниппон-кан Кан-тё 10 мая 2004 года
 
Автор перевода: Чегиров Виталий Юрьевич
Федерация айкидо Приморского Края
 
Статья на английском языке